За кулисами бюро переводов

© Все права защищены.

В этой статье мы постараемся рассказать о том, что происходит в бюро переводов после приема вашего заказа в работу. Казалось бы, что тут рассказывать: «взяли текст, отдали переводчику, получили от него перевод, отправили перевод заказчику». Но поверьте: со многими заказами разыгрываются микродрамы, о которых вам не расскажут — ради вашего же спокойствия.

Заглянем «на кухню» и посмотрим, что там творится…

Что происходит с вашими файлами, когда вы не видите

Приподнимем занавес за краешек —
Какая толстая, тяжелая кулиса!
Владимир Высоцкий

Случается, что заказчик, не имеющий опыта в отношениях с бюро переводов, присылает файл и просит перевести его, не озаботившись такой «мелочью», как формат. Но для бюро переводов крайне важно, насколько легко присланный текст поддается обработке в различных программах.

Например, если заказчик присылает в бюро отсканированную страницу документа — так называемый «скан», — то прежде чем приступать к переводу, бюро будет вынуждено предварительно распознать текст и отформатировать его.

Часто заказчик присылает в бюро файл в формате PDF и ожидает, что и переведенный файл будет иметь тот же формат. Но PDF — формат, крайне неудобный для обработки. Изначально он был разработан компанией Adobe с целью устранить зависимость отображения текста и графики от используемой платформы, и с этой задачей он прекрасно справляется. Но преобразовывать в редактируемый формат PDF-файлы не так уж просто. Затем, после выполнения перевода, еще сложнее воссоздавать исходный PDF-файл в переведенном виде. По сути, это отдельная и довольно трудоемкая операция — верстка, которая требует участия дополнительного «игрока» — верстальщика. И даже если переводчик умеет выполнять все эти манипуляции, ему приходится тратить на это дополнительное время. Логично, что это увеличивает стоимость заказа за счет дополнительных услуг (распознавание текста, форматирование, верстка и т. п.). Заказчик чаще всего не знает обо всех этих операциях и пребывает в уверенности, что бюро выполняет «просто перевод». Многие бюро предпочитают не перегружать заказчика ненужными подробностями, ограничиваясь включением в цену всего комплекса операций и называя их совокупно «переводом».

Поэтому, чтобы удешевить процесс перевода, по возможности старайтесь присылать файлы в редактируемых форматах — предоставляйте либо текст (например, в формате Microsoft Word), либо тот формат, который имеют «исходники» PDF-файлов (PDF — всегда вторичный формат, он создается из чего-то). Иначе бюро будет вынуждено либо отказаться от проекта из-за нерентабельности, либо повысить стоимость его выполнения с учетом дополнительной работы.

Но даже если файл имеет простой редактируемый формат, в серьезном бюро переводов над ним проводится ряд операций:

1) Текст анализируется специальными программами, которые ищут повторяющийся текст. Если такого текста много, это означает, что объем работ будет меньше и у бюро есть возможность предложить вам скидку.

2) Файлы конвертируются в специальные форматы. Конвертированный текст переводится, а затем проверяется в дополнительных инструментах, позволяющих выявить и исправить различные ошибки. У многих бюро есть внутренние, «секретные» разработки для этих целей, ориентированные на определенный язык или программу. И, наконец, файл с отредактированным текстом конвертируется обратно в тот формат, в котором его прислал заказчик.

3) Финальный файл проверяется на корректность результатов конвертации, а затем отправляется заказчику, который в большинстве случаев не подозревает обо всех этих сложных манипуляциях или просто не имеет желания вникать в технические нюансы процесса.

Вышеописанные операции нужны для обеспечения качества. Они легко выполняются, если файл имеет редактируемый текстовый формат. Если заказчик присылает отсканированную картинку или PDF-файл со сложной версткой, то эти манипуляции резко усложняются и бюро будет вынуждено работать «дедовскими методами»: распознавать текст или предварительно набирать его, переводить с листа, чтобы затем перевести привычным образом. Это увеличивает стоимость проекта для заказчика и его привлекательность для бюро. Поэтому обе стороны выигрывают, если файлы легко поддаются обработке.

Авральная мобилизация — как это бывает

вот это очень срочно нужно
на завтра, сорок шесть страниц
какая разница, что шведский
ты переводчик или кто

Перевод — это очень трудоемкая работа, выполнение которой требует времени. Переводчики работают с разной скоростью, но нормой считается 1 страница (250 слов) в час или 8 страниц (2000 слов) в день. Если даже переводчик будет работать сверхурочно и быстро, вряд ли ему удастся, не снижая качества, переводить более 20 страниц (5000 слов) в день, да и недолго он продержится в таком темпе.

Но часто в бюро обращаются клиенты, которым переведенный текст нужен «на позавчера». Например, заказчик предлагает перевести 1000 страниц (250 тысяч слов) за неделю — «Очень нужно!» Простейший арифметический расчет показывает, что скорость выполнения такого перевода во много раз превышает нормативную. Одному человеку для выполнения такой огромной работы потребуется месяцев пять. Но заказчик о таком длительном сроке даже слышать не хочет: максимум, что удается — продлить срок, например, до двух недель, и объяснить заказчику, что он идет на риск, так как над проектом будет работать минимум десять переводчиков и три редактора, а полученный в результате текст не может быть однородным в принципе. И если согласие получено, в бюро начинается кризис нехватки ресурсов: для качественного выполнения проекта срочно нужны примерно 15 человек, причем не должны пострадать проекты от других заказчиков.

В таких ситуациях обычно происходит мобилизация «переводчиков запаса» — фрилансеров, до того получавших работы эпизодически. Итоговое качество выполненной работы зависит от компетентности этих внештатных кадров и расторопности менеджера, у которого команда внезапно выросла на 15 человек (а если менеджеров несколько — то еще и от их скоординированности). С такой задачей способны справиться лишь те компании, которые заранее предвидели подобное развитие событий и успели «подстелить соломки» — т. е. подготовить резервные «производственные мощности». Если же проект «свалился как снег на голову» и бюро все же рискнуло за него взяться, то ни заказчику, ни бюро не позавидуешь.

Поэтому, отдавая в бюро срочный крупный заказ, убедитесь, что его мощностей достаточно для того, чтобы справиться с большими объемами без потери качества.

Тыжпереводчик!

— У меня для вас посылка, только я вам ее не отдам!
Почтальон Печкин, «Трое из Простоквашино»

Расскажем один забавный случай из жизни.

В бюро обратился представитель всемирно известной компании и предложил потенциальный проект. Компании такого уровня обычно предоставляют вместе с заказами свои наработки — глоссарии с утвержденной терминологией (одни и те же термины в разных компаниях часто переводятся совершенно по-разному), стилистическое руководство, требованиям которого нужно следовать, уже переводившиеся ранее материалы и т. п. — так называемый «референс». Поэтому на этапе согласования заказа менеджер бюро выразил готовность следовать нормативам заказчика и попросил предоставить имеющиеся материалы, рассчитывая, что такой подход продемонстрирует компетентность бюро. Но реакция заказчика была крайне неожиданной: «Я даю вам заказ — что вам еще нужно? Разве вы не можете сами найти словари? Вы же профессионалы, это же ваша работа!» Впечатление оказалось испорченным, а заказ так и не был получен.

Так вот, профессионалы задают заказчику вопросы, и иногда их много. И это как раз и есть признак профессионализма: профессионал стремится выяснить потребности клиента и максимально удовлетворить их. Представьте себе, что вы делаете ремонт в своей квартире: вы наняли дизайнера и прораба и сказали им «Делайте ремонт!» У них возникнет к вам множество вопросов, но это вовсе не означает, что они не смогли бы сделать ремонт сами. Но удовлетворит ли вас результат, если никто не поинтересовался вашим мнением по ходу работ?

То же и с бюро. Дилетанты возьмут и выполнят крупный проект, не вникая в потребности клиента. Профессионалы же начнут вас расспрашивать, есть ли у вас стандарты стилистики и терминологии, попросят просмотреть промежуточный результат работ, чтобы оперативно внести исправления, будут регулярно консультироваться по спорным вопросам и просить разъяснений в случае неясности. Возможно, они покажутся вам надоедливыми, но этим они избавляют вас от головной боли в будущем. Иначе уже после сдачи проекта может оказаться, что с самого начала заказчик и исполнитель не так друг друга поняли, а результат этого непонимания вылился в колоссальные расходы.

Как правильно себе вредить

Поймал рыбак золотую рыбку. Рыбка ему говорит:
— Отпусти меня, а я исполню три твоих желания!
Рыбак говорит:
— Первое: хочу, чтобы голова у меня была три на три метра. Второе: хочу руки по шесть метров каждую. Третье: хочу одну ногу длиной пять метров, а другую девять метров.
Рыбка удивилась, но исполнила желания и уплыла. А рыбак взглянул на себя и говорит: «Вот это я дал!»

В процессе работы между заказчиками и бюро возникает масса мелких недоразумений, но иногда требования заказчиков становятся анекдотичными. Ниже перечислены некоторые удивительные, но реальные ситуации.

— Заказчик предоставляет глоссарий с утвержденными переводами терминов, но требует использовать их только в том виде, в котором они приведены в глоссарии — то есть, в именительном падеже.

— Заказчик предоставляет глоссарий с явными ошибками на уровне «ЖИ-ШИ пиши с И», но запрещает исправлять эти ошибки в переводе — то есть, получается, что глоссарий приоритетнее правил грамматики.

— Заказчик предоставляет некорректно сегментированный текст, в котором каждое предложение произвольным образом разбито на несколько частей, но требует предоставить перевод для каждой части отдельно. Как поступать в случае, если порядок слов в предложении при переводе поменялся, непонятно.

— Получив перевод, заказчик «переводит» его обратно на исходный язык с помощью Google Translate (т. е. выполняет так называемый back translation, причем машинный), составляет список «ошибочных», по его мнению, «переводов» и присылает его с требованием внести исправления так, чтобы этот «обратный перевод» совпадал с исходным текстом.

— Заказчик просит выполнить перевод строк интерфейса для какой-либо программы, просто экспортировав их в текстовый формат, но не предоставив контекста. Таким образом, натолкнувшись, например, на строку Select и не зная, как к ней подступиться, переводчик вынужден переводить «по приборам»: если это кнопка, перевод должен быть Выбрать, если флажок — Выбирать, если заголовок диалогового окна — Выбор, если просьба пользователю — Выберите, и т. п.

— Получив перевод, заказчик поручает проверку его качества некомпетентному человеку, а затем присылает список «исправлений» с требованием внести их.

— Заказчик требует, чтобы количество слов в переводе было таким же, как и в оригинале (да, было и такое).

Во всех этих случаях перед бюро переводов возникает непростая дилемма: чему следовать — требованиям заказчика или литературным нормам. Иными словами, бюро вынуждено решать, на чью сторону стать — на сторону заказчика или его будущих клиентов, для которых в конечном счете и выполняется перевод. Будешь отстаивать литературные нормы — заказчик может обидеться и отказаться от сотрудничества, будешь формально выполнять его требования — это ему же и навредит впоследствии. В любом из вариантов бюро рискует понести репутационные потери: либо заказчик сообщит другим, что его требования не выполняются, либо кто-то прочитает «компромиссный» перевод и сделает вывод, что бюро некомпетентно.

Как быть в такой ситуации? Вариант «отказаться» чаще всего неприемлем, так как чреват финансовыми потерями или ухудшением многолетних отношений с клиентом. Поэтому профессиональная «сделка с совестью» обычно выгладит так:

— Бюро предупреждает заказчика о возможных негативных последствиях выполнения его инструкций.

— Заказчик дает четкое подтверждение того, что он осознает вероятность негативных последствий и берет на себя ответственность за них.

— Бюро выполняет инструкции, при этом еще раз предупреждая, и таким образом окончательно «умывает руки».

Таким полуюридическим «ритуалом» бюро ограждает себя от претензий к качеству, поскольку всегда может предъявить старые «соглашения» и оправдаться тем, что «это было ваше указание».

Поэтому, если бюро вдруг начнет протестовать против ваших инструкций, не делайте поспешных выводов: вероятнее всего, оно искренне желает уберечь вас от проблем. А лучше доверьтесь профессионалам.

Конфликт ролей: чего боится ваш секретарь при работе с бюро

Перевод — это высококвалифицированная работа, требующая специальных знаний, навыков и личностных качеств. Чтобы стать хорошим переводчиком, нужны годы обучения и практики, а еще — разносторонность интересов и эрудированность, которые не наработаешь за месяц. Поэтому, чтобы работать переводчиком, одного лишь владения иностранным языком недостаточно.

Рассмотрим какую-нибудь обычную профессию — например, плиточник. Со стороны кажется, что ничего сложного в ней нет: замешивай раствор и ровно приклеивай плитку к полу или стене. Но попробуйте взяться за такую, казалось бы, элементарную работу — и вы увидите, что это не такое уж простое дело: то плитка кладется криво, то она плохо закрепляется, то швы разной ширины, и в итоге при взгляде на уложенный таким образом пол сразу становится ясно: работал дилетант. То же и с переводом: если его выполняет непрофессионал, то в нем будет масса ляпов — неточности, пропущенные и лишние запятые, орфографические ошибки и просто некрасиво построенные предложения.

Во многих компаниях выполнение перевода поручают секретарю или просто по принципу «он знает английский». Чаще всего это неквалифицированный сотрудник, но ведь поставленную руководством задачу нужно выполнять — и он ее выполняет сообразно своим умениям, либо осознавая свою некомпетентность, либо пребывая в ошибочном убеждении, что настоящий перевод — это и есть то, чем он занимается. Примечательно, что руководителя результат такой работы чаще всего устраивает, поскольку он сам не может оценить качество работы.

Но вот объем текста, который нужно перевести, возрастает, и секретарь перестает с ним справляться. Тогда руководитель решает обратиться к профессионалам, в бюро переводов, и делегирует работу с ним своему секретарю, который слабо представляет себе, каким должен быть качественный перевод. Секретарь оказывается загнанным в угол: шеф ему поручил невыполнимую задачу, но отказаться от ее выполнения он не может. При этом нужно как-то демонстрировать результаты своей деятельности, создавать видимость полезности. Положение секретаря особенно осложняется, если представитель бюро переводов вдруг проводит аудит текста, переведенного этим беднягой-секретарем ранее, и нелестно отзывается о его качестве. Секретарю приходится защищаться и всячески доказывать, что он не зря занимает свое место. Иногда некомпетентность в сочетании с правом принимать решения приводит к тому, что он начинает править тексты без надобности, просто чтобы продемонстрировать, что «мы и сами с усами». Фактически же он искусственно вносит в текст ошибки. При этом он безапелляционно предъявляет претензии к качеству работы бюро переводов, ничем их не аргументируя (откуда ему знать о существовании норм и стандартов?). В итоге проигравшими оказываются все:

— заказчик, который получит некачественный перевод или понесет дополнительные расходы;

— бюро переводов, которое потратит массу времени непродуктивно;

— секретарь, вынужденный заниматься не своим делом, постоянно опасаясь, что его некомпетентность вскроется.

Хуже всего то, что обычно такая проигрышная для всех ситуация стабилизируется и может не меняться годами. Бюро, не желая потерять заказчика, приспосабливается к его «особенностям» и выполняет все его инструкции по принципу «клиент всегда прав»; некомпетентный сотрудник пресекает любые попытки бюро изменить ситуацию к лучшему (ведь это означает признать, что ранее все под его руководством допускались ошибки); а руководитель вообще не догадывается обо всем этом закулисье. Весь мусор прячется под коврик, который становится все страшнее приподнимать. А компания заказчика — часто даже не зная об этом — несет потери (репутационные, финансовые и прочие) из-за того, что перевод на ее сайте или в ее документации далек от идеала.

Во избежание таких проблем нужно либо доверять контроль качества переводов компетентным сотрудникам, либо привлекать для аудита конкурирующее бюро, а при оценке качества работ руководствоваться не личным мнением кого бы то ни было, а четко обозначенными стандартами качества переводов.

Подводя итоги…

Мы рассмотрели лишь несколько аспектов взаимоотношений между заказчиками и бюро переводов. Как видите, работу бюро нельзя свести к схеме «получил, перевел, отправил»: помимо сложностей с внутренними производственными процессами, в работе бюро иногда возникают нестандартные ситуации в отношениях с заказчиками. Надеемся, что знание этих нюансов позволит заказчику принимать более взвешенные обоюдовыгодные решения.

Другие cтатьи

Как фрилансеру сотрудничать с бюро переводов и как гарантированно испортить отношения с ним

10.07.2018 Переводчиком считаете себя не только вы, некоторые ваши знакомые и брат Саша, но и любой человек, у которого в дипломе есть запись «N-ский язык». Но запись в дипломе — это, так сказать, теория. В столкновении с практикой она порождает множество заблуждений, мифов и конфликтов. Эта статья посвящена тому, как можно было бы их избежать.

Как с помощью продукта «масло» испортить продукт «каша»

02.03.2016 Одна из крупных проблем локализации — контроль терминологии. Как правило, у серьезных компаний хорошо проработана терминология, относящаяся к выпускаемым ими продуктам, и есть большие глоссарии утвержденных терминов. Важно, чтобы при переводе было соблюдено единство терминологии. Отклонения от нее в лучшем случае создадут неприятное впечатление у пользователей, а в худшем способны привести, например, к патентным разбирательствам. Поэтому для контроля терминологии проводятся специальные проверки, в любой современной программе автоматизированного перевода (так называемой «кошке») предусмотрены средства контроля терминологии и т. п.

Переводческие тесты:
взгляды с разных колоколен

23.05.2016 Одна из наиболее конфликтогенных тем в переводческих кругах — тестовые переводы. С их помощью заказчики выбирают бюро, а бюро, соответственно, — переводчиков. Кто-то считает тесты неизбежным злом, кто-то — необходимостью, кто-то вообще сомневается в их целесообразности. Рассмотрим это явление с разных точек зрения.

Спасибо!

Мы получили ваше резюме.

Как только мы его изучим, мы свяжемся с вами.

Спасибо!

Мы получили ваше сообщение.

Как только мы его изучим, мы свяжемся с вами.


В рабочее время мы обычно отвечаем
в течение часа.

Спасибо!


Вы успешно подписаны!

Сообщение

+ Прикрепить файл

Мы внимательно изучим ваше резюме
и свяжемся с вами в ближайшее время